Женя (civil_engineer) wrote,
Женя
civil_engineer

Category:

Контролируемое бесстыдство

Родственники, друзья и поклонники творчества Сергея не сдерживали слез.
- Ушел так же ярко и красиво, как жил, - обсуждала толпа людей, которые утром собрались у прощального зала.
Горе сплотило близких: у гроба вдова и дочки журналиста держались вместе.
Слово взял гендиректор Первого канала Константин Эрнст:
- Прости, что я тебя уволил, - сказал гендиректор.
- Он всегда хотел, чтобы его любили. Серег, мы любим тебя! - сказал Алексей Венедиктов.
- Да вы не ревите, - сказал Дмитрий Киселев, - В эфире он казался непримиримым, а на самом деле был на редкостью толерантным и терпимым.
- Сергей был титаном - у Березы. До сих пор помню шестерни по телевизору и его каркающий голос.
- Вечная память, гениальный журналист, спасибо тебе за правду!
- От любящих жён мужья не уходят. А старым жёнам, обычно, только деньги и возможность манипулирования мужиком нужно. Семью не могут сохранить, но за алиментами и наследством первыми бегут.
- А стареющая жена, которая с ним лет 30 бок о бок была, вполне имеет право обеспечить своим детям и внукам достойное наследство от отца. А семью думаю она вполне могла бы сохранить, если б такие молодые беспринципные воительницы в постель к мужу не прыгали!
- Если у мужчины дома всё хорошо, новую семью с воительницами-прыгуньями в постель, в зрелом возрасте мужчина создавать не будет.
- Бывших не бывает, бывают первые, вторые, третьи. Это тоже жизнь, только её лучший и больший период.
- Эта бывшая до сих пор судится с Сергеем за имущество. Вернее судиласъ, метала нервы, все мало ей было. Говорила, что по миру его пустит. Разве так любят? Хапуга и дочери такие же. Про сына вообще промолчу. Присосались к Сергею и жить не давали.


На похоронах трудно избежать пафоса и тайного, глубоко запрятанного удовлетворения от того, что не ты лежишь в этом ужасном полированном ящике.

Был ветреный день, на небе громоздились белые облака. С крыши капало. Я пригрозил Розенбауму, что выставлю его из часовни, если ему взбредет в голову произносить речь у гроба Кана, и он пообещал мне молчать. В последний момент мне удалось уговорить хозяина «дома скорби» не ставить пластинок с немецкими народными песнями. Он даже обиделся и заявил, что другие ничуть не стали бы возражать против этого, скорее наоборот: песня вроде «Ужель возможно это?» им наверняка бы понравилась.

— Откуда вы знаете?

— Во всяком случае, было бы пролито больше слез, чем обычно.

«Все дело в том, как к этому относиться», — подумал я. Хозяин сохранил пластинки после панихиды по Бетти и сделал на этом бизнес. После смерти Моллера он стал специалистом по похоронам эмигрантов.

— Немного музыки непременно должно звучать, — сказал он мне. — Иначе все будет выглядеть чересчур бедно.

Плата за похороны с музыкой возрастала на пять долларов. Я уже велел убрать лавровые деревья у входа, и теперь хозяин уставился на меня так, будто я вырывал последний кусок хлеба из его золотых зубов. Я просмотрел ассортимент его пластинок и отобрал «Ave verum» Моцарта.
...
Вдруг я увидел Розенбаума. Он пробирался позади жалкого маленького гроба, похожий на черную лягушку. Как завсегдатай похорон, он явился в визитке цвета маренго и в полосатых брюках. Он был единственным среди нас, одетым согласно траурному обряду, в своей визитке, оставшейся от прошлых времен. Он встал перед гробом, широко расставив ноги, покосился на меня и раскрыл рот.

Равик толкнул меня. Он заметил, что я вздрогнул. Я кивнул. Розенбаум взял верх: он знал, что я не рискну устроить драку перед гробом Кана. Я хотел выйти на улицу, но Равик снова толкнул меня.

— Вы не думаете, что Кан рассмеялся бы? — прошептал он.

— Нет. Он даже говорил, что скорее предпочел бы утонуть, чем позволить Розенбауму открыть рот на его похоронах.

— Именно потому, — сказал Равик. — Кан знал: с неминуемым надо смириться. А это неминуемо.


Э.М. Ремарк
Tags: eu, lit, ru, us
Subscribe

  • рост экономики лучше всего виден на ценниках

    - Профессор, вы знаете закон Ома? - Это федеральный или штатный закон? Намедни наша секретарь по энергетике была не в курсе, сколько её страна…

  • Вырос мальчик Дмитрий

    Индустриальный мир эпохи модерна, мир двадцатого века, мир прошлого - имел свои темные стороны, с ним было много проблем, но в одном ему не откажешь:…

  • свет в конце тоннеля

    Нынче видит лучше или хуже Каждый наблюдательный Емеля, Ясно видит ж..у, кто снаружи, А кто в ж..е - свет в конце тоннеля Учительница физики для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments