Женя (civil_engineer) wrote,
Женя
civil_engineer

Categories:

"Имею скафандр - готов путешествовать"

"Пойми студент-с людьми надо помягче, а на жизнь смотреть ширше"
Леонид Гайдай
Иногда стоит вернуться к школьному "чтиву", чтобы хотя бы из фантастики выцедить частицу правды. Это писалось в 1958 году, и с тех пор все сильно изменилось к худшему. Итак, Роберт Хайнлайн представляет американское школьное образование:

Все знают истории про парней, бедных-но-честных, которые в финале всего добиваются, потому что они умнее всех в графстве, а может, и в стране. Но это не про меня.
Среди выпускников я входил в первую четверть по успеваемости, но за это не дают стипендию в MIT — во всяком случае, выпускникам нашей школы. Это факт — наша школа не из лучших. Ходить-то туда интересно — мы чемпионы лиги по баскетболу, и наша группа заняла второе место в штате по кадрили, а по средам у нас танцы. То есть с этим все в порядке.
А вот с учебой похуже.
Упор делается на то, что наш директор, мистер Хэнли, называет «подготовкой к жизни», а не на тригонометрию. Может, к жизни это и подготавливает, но к Калифорнийскому Техническому университету точно не готовит.
Я не сам дошел до этой мысли. В прошлом году я притащил домой анкету по обществоведению для нашего группового проекта «Семейная жизнь». Одним из вопросов было: «Как организован ваш семейный совет?»
За обедом я спросил:
— Пап, как организован наш семейный совет?
Мама сказала:
— Не мешай отцу, солнышко.
Но папа заинтересовался:
— А? Дай-ка сюда.
Он прочел анкету — и велел мне принести учебники. Дома у меня их не было, так что он послал за ними в школу. К счастью, школа была открыта, шли репетиции Осеннего бала. Папа редко отдавал приказы, но уж тогда — умри, а исполни.
Программа в тот семестр у меня была отличная: обществоведение, коммерческая арифметика, практика английского (класс выбрал тему «Лозунги», все очень веселились), труд (мы мастерили декорации для бала) и физкультура — то есть для меня баскетбол; для основной команды я был низковат, но надежному запасному в выпускном классе дают рекомендацию в университетскую команду. В общем, в школе у меня все было нормально, и я это знал.
Папа прочел мои учебники за ночь; он вообще быстро читает. По обществоведению я написал, что в нашей семье неформальная демократия; это сошло. Все стали обсуждать, должен ли председатель совета ротироваться или избираться и будет ли дедушка, живущий в семье, обладать легитимностью. Решили, что дедушка вправе входить в совет, но не может быть председателем. Потом мы сформировали подкомиссии по выработке конституции идеальной семьи, чтобы представить эту конституцию нашим семьям, как результат исследований.
В школе несколько дней крутился папа, что меня беспокоило, — когда предки проявляют излишнюю активность, они явно что-то замышляют.
В субботу вечером папа позвал меня в кабинет. На столе у него возвышалась стопка учебников и полный учебный план нашей школы, от американских народных танцев до естествознания. На нем была размечена моя программа, и не только на текущий год, но и на два года вперед, как распланировали мы с моим классным руководителем.
Папа воззрился на меня невинным кузнечиком и ласково спросил:
— Кип, а в колледж ты поступать собираешься?
— Ха, ну конечно, пап!
— Каким образом?
Я растерялся. Вообще-то я догадывался, что это стоит денег.
— Ну, может я получу стипендию. Или буду подрабатывать.
Он кивнул.
— Не сомневаюсь… если захочешь. Денежные проблемы решаются легко, если их не бояться. Но когда я спросил «каким образом?», я имел в виду вот это.
Он постучал по своему черепу.
Я просто обалдел.
— Но если я закончу школу, пап, — я же поступлю в колледж.
— Может быть, поступишь. В том случае, если ты пойдешь в университет нашего штата или другого сельскохозяйственного округа. А ты знаешь, Кип, что на первом курсе вылетает сорок процентов студентов?
— Я не вылечу!
— Может, и не вылетишь. Но скорее — вылетишь, если выберешь любую серьезную специальность: инженерное дело, естествознание или медицину. Ты вылетишь, если твоя подготовка ограничится вот этим, — он потряс программой.
Я остолбенел.
— Но у нас отличная школа, пап, — я попытался припомнить, что нам говорили на Учительско-Родительской ассоциации. — «Система преподавания основана на новейших научных разработках, одобрена психологами, и…»
— …и обеспечивает шикарные зарплаты высококвалифицированным педагогическим кадрам. Учебные проекты выявляют практические проблемы человечества и ориентируют ребенка на жизнедеятельность в демократическом обществе, готовят его к решению жизненных проблем в сложных современных условиях. Прости, сынок; я разговаривал с мистером Хэнли, он простоватый человек и говорил без лукавства… Для достижения этих благородных целей мы тратим больше денег в расчете на одного учащегося, чем любой другой штат, кроме Калифорнии и Нью-Йорка.
— Ну… и что в этом плохого?
— Что такое обособленное деепричастие?
Я не ответил.
— Почему Ван Бюрен проиграл перевыборы? Как извлечь кубический корень из восьмидесяти семи?
Ван Бюрен когда-то был президентом, это все, что я про него помнил. Но на последний вопрос я ответил:
— Чтобы извлечь кубический корень, надо посмотреть таблицу в конце учебника.
Папа вздохнул.
— Кип, ты что, думаешь, что эту таблицу принес с неба архангел?
Он скорбно покачал головой.
— Это я виноват, не ты. Мне бы раньше подумать… Но я считал — раз ты любишь читать, быстро считаешь, умеешь работать руками, так, значит, с образованием у тебя все в порядке.
— А разве нет?
— Конечно, нет. Сынок, ваша школа — замечательное заведение, ее хорошо оборудовали, грамотно организовали, содержат в чистоте. У вас не «чернильные джунгли», и ученикам, по-видимому, школа нравится. Но это… — папа со злостью хлопнул по программе. — Херня! Трудотерапия для слабоумных!
Я не знал, что и сказать. Папа нахмурился, сел и выдал:
— По закону ты должен посещать школу до восемнадцати лет или сдать экстерном.
— Да, сэр.
— Ваша школа — пустая трата времени. В ней даже самая сложная программа не нагрузит твои мозги.


За полвека в этой стране всё сильно опустилось. Сейчас, после 12 класса, у отличников по алгебре уже проблемы не с кубическими корнями, а с дробями. Ага, шестой класс. А физику, химию, геометрию, астрономию и биологию с географией можно не брать вообще.
Социалисты вроде Сандерса хотят сделать высшее образование бесплатным, т.е. окончательно уровнять его ценность и стоимость. И это будет последним гвоздём. При отсутствии логической структуры программы, мозаичности знаний, фактическую установку на "чудо" вместо научного метода познания, и отсутствии навыков самообучения нулевая стоимость будет значить нулевую ценность уже и в глазах обучаемых.

В этих условиях ещё большим детерминантом явится установка родителей. Т.е. максима: "судьба - это семья" станет абсолютной. И расизм, наконец, победит. Что ж, нет худа без добра. Заканчивать на положительной ноте - моё кредо!
Tags: edu, us
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments