Женя (civil_engineer) wrote,
Женя
civil_engineer

Categories:

Андрей Аствацатуров. Люди в голом.

Мне с детства казалось, что я игрушка, в которую люди почему то неправильно играют.
Книги сочиняют для того, чтобы превратить неорганизованное людское стадо в организованное.
Дети играют пластмассовыми игрушками, а старики ничего такого позволить себе не могут. Иначе их отправят в дом для маразматиков. Но играть все равно хочется. Поэтому пожилых людей чаще, чем молодых, назначают руководителями, директорами заводов, премьер министрами, школьными учителями. В результате получается даже лучше, чем у детей. Интереснее. Ведь игрушки пожилых людей живые. Они ходят, бегают, разговаривают, смеются, плачут. Почти как настоящие пластмассовые.
Журналисты — это известно младенцу — всегда врут, особенно когда пишут правду.
В России, где люди как-то по-особенному близки друг другу, самый распространенный принцип общения между супругами — любвеобильная истерика, переходящая, в зависимости от обстоятельств, либо в мордобой, либо в сюсюканье.
Я опоздал, потому что во сне думал, что не сплю.

Я как то стал свидетелем беседы моего учителя, известного филолога Захара Исааковича Плавскина, с одной девушкой, которая явилась к нему на экзамен в открытом платье: с голой спиной и глубоким вырезом спереди. Ну, чтоб произвести впечатление и сделать пожилого профессора более внимательным к ее внешности и менее сосредоточенным на экзаменационном вопросе. Так девушки всегда поступают. И мне очень жаль их. Ничто не выглядит таким беспомощным и беззащитным, как полуголое женское тело. Агрессивное и напряженное. Но беспомощность и беззащитность тут же превращается в оболочку силы и агрессии. Порочный круг, из которого мужчине никогда не вырваться. Проще отвести глаза и подумать о чем нибудь постороннем. Например о черном шекспировском ревнивце, задушившем свою Дездемону. Девушке, как сейчас помню, достался «Отелло».
– «Отелло» читали? – спросил Плавскин.
– Читала…
– Как то неуверенно вы это говорите. А скажите, кто Отелло был по национальности?
– Как это «кто»? – поразилась студентка. – Известно кто. Англичанин!
Плавскин тяжело вздохнул и укоризненно произнес:
– Девушка! Вы ведь не читали. Скажите честно.
– Почему? Я это… читала там все.
– Читали, говорите, а сами даже названия не помните!
– Название – «Отелло», – пожала плечами девушка.
– «Отелло, мавр венецианский»! – с некоторым напором сказал Плавскин и повторил для пущей убедительности: – Мавр венецианский!
– Ох, извините, – кокетливо улыбнулась девушка. – Поторопилась. Отелло – итальянец. Конечно же, итальянец. Раз из Венеции.

– Это еще что, – сказал мне Плавскин, когда за девушкой закрылась дверь аудитории. – Вот у меня была другая история…
В «другой истории» фигурировал уже Данте. Плавскин пересказал мне ее во всех мельчайших подробностях.
История с Данте произошла в начале 1950 х годов. Плавскин, еще молодой ассистент кафедры истории зарубежных литератур, принимал очередной раз экзамен по курсу «История литературы Средних веков и Возрождения». К нему сел отвечать студент. Студент назвал вопрос билета – «Данте» – и замолчал.
– Вы, товарищ, вопрос знаете? – терпеливо спросил Плавскин.
– Знаю.
– Тогда рассказывайте.
– Чего рассказывать? – удивился студент.
– Как «чего»? – в свою очередь удивился Плавскин, уже теряя терпение. – Вопрос рассказывайте. Вы читали Данте?
– Читал. Просто не знаю, чего про него можно рассказывать.
Надо заметить, что Захар Исаакович Плавскин был человеком редкой доброты. И на экзаменах всегда отличался удивительным либерализмом. Он обычно сам подсказывал студентам даты и имена, задавал им наводящие вопросы, и в итоге они уходили от него довольные, счастливые, с оценками «отлично» или, в крайнем случае, «хорошо».
– Ладно, – кивнул он студенту. – Я вам буду задавать вопросы, а вы мне отвечайте. Договорились?
Студент в ответ грустно тряхнул головой.
– Скажите, – начал Плавскин, – кого Данте поместил в последний круг Ада?
(Как известно, это были предатели: Иуда, Брут и Кассий.)
– Вот этого я как раз не знаю, – сразу же бодрым голосом ответил студент, давая понять, что все остальное он, конечно же, знает, а вот именно этот, так сказать, «фактик» как раз из виду и упустил.
– Хорошо, – вздохнул Плавскин. – Я вам скажу, кого он туда поместил, а вы мне ответите, за что. Он туда поместил, во первых, Иуду. Почему именно его, Иуду?
Студент ненадолго задумался. Потом судорожно сглотнул слюну и как то весь подобрался. Покосившись с опаской на семитский нос Плавскина, он произнес как бы в сторону, полушепотом:
– Потому что Иуда был еврей!
– Что? – переспросил Плавскин. – Простите, кто был еврей? Я не расслышал…
– Евреем был Иуда! – сказал студент. Теперь уже уверенно и громко. – За это его Данте и поместил в Ад. Ну, за то, что он еврей.
Плавскин едва не лишился дара речи. Или сделал вид, что едва не лишился. Это скорее всего. Профессора, особенно в российских вузах, убеждают всех и самих себя в первую очередь, что если кто то не соответствует университетским идеалам и стандартам, то это вопиющее незаконнорожденное недоразумение. А зря. Человек ведь тем и интересен, что он непредсказуем, что он уклоняется от всех стандартов и предписаний. Что он сам по себе. Что он одинокий, голый, бесприютный на голой земле, равный самому себе. И живущий без оглядки на какого то там Данте.
Но вот Плавскин пришел в себя, шумно выдохнул воздух и сказал:
– Молодой человек! Да будет вам известно, что Христос тоже был евреем… Некоторым, знаете ли, образом. А его Данте в Ад почему то не поместил. Странно, правда?
– Ну, тогда я не знаю, – буркнул студент. – Других причин вроде нет.
– Как нет?! Иуда ведь Христа предал!
– Да вы что?! – вскрикнул студент. – Самого Христа? Точно! Иуда! Я вспомнил. Мне бабушка в детстве рассказывала. Иуда, да. Он самый! Вот свол… Извините, профессор, – поправился он, – не сдержался… Я, честно говоря, забыл. Уж простите…
Студент этот был абсолютно искренен. Плавскин поставил ему «удовлетворительно», но посоветовал все таки подумать о том, чтобы сменить специальность.
Tags: lit, pr, rus
Subscribe

  • О жизни, рекламе, занонности, отдыхе и дружбе народов

    Из-за того, что у Петровича не сразу срабатывала кнопка разблокирования телефона при входящем звонке, его абоненты чаще вместо "Алло? " слышали: "Да…

  • хорошо забытое старое

    - Kто там? А, это ты, Моисей. - Ну что, Господи, заповеди готовы? - Заканчиваю. - А то у меня там народ волнуется. - Ну, я же вас просил - погуляйте…

  • наше Колесо Сансары

    Ищу девушку для секса. требования: не такая, которая "не такая", а такая которая "такая". Прощать всех - это несправедливо по отношению к тем, кто…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments