Женя (civil_engineer) wrote,
Женя
civil_engineer

Category:

Три истории. Author 1os via utro_vecher

При старом-то режиме из Гомеля в Киев ходил теплоход на подводных крыльях. И в попутных деревнях в него садились такие всякие бабки - с корзинами, гусями, козами, горшками какими-то. Яйки, млеко, фсётакое. Везли на киевский базар. А вечером возвращались.
Ну и вот. Летит "Полесье" по Киевскому водохранилищу. Бабки внутри. Сидят рядками, не смеют баловать. И на самой середине водохранилища двигатель, естественно, глохнет. Крылатое судно плюхается на брюхо. Тишина. Слышно только как ударяют о борт волны и сдавленное "йоптваюмать" из рубки в носу. Открывается дверь. Капитан (огромный, усатый, весь в якорях из чистого золота) направляется через пассажирский салон в машинное отделение (оно в корме). Следом семенит моторист.
Тут бабки вместе со своими гусями разом выходят из транса. Принимаются гомонить: "Да што ж такое! Да 60 копеек-то за билет плочены! Да мы ж на базар опоздаем! Да там места разберут! Да гагага!.." В общем, охуели крысы сухопутные, чоужтам.
Капитан резко останавливается на середине прохода. (Моторист с глухим стуком ударяется в спину, отскакивает.) Некоторое время угрюмо, из-под усов, смотрит, как на говно рассматривает пассажирок. Бабки разом затихают. Впечатываются в кресла, зажимая козам клювы.
- Молитесь, падлы, что не самолет... - глухо произносит капитан и в гробовой тишине скрывается в МО.

***

Дело было когда наш ребеночек только родился и мы приволокли его домой - котику показать. Котик понюхал и пошел дальше, а вот бабушки-дедушки со стороны жены оказались настырней. Все выпытывали, кагбэ ненароком, когда крестить пойдем. На меня при этом косились подозрительно.
Дело в том, что когда-то давно какая-то сволочь пустила пулю, что я еврей. Да я же, скорей всего и пустил, желая поглумиться на святыми чувствам простых тружеников, бытовых антисемитов. (Тем более, что я, действительно, еврей. На четверть, по бабушке.) Жена, естественно, рада стараться - всячески сионистскую версию поддерживала, любила порозжыгать в богословских беседах с бабушкой.
Ну и вот. Ходят они кругами вокруг деточьки. На меня косятся, про дружбу народов намекают. Ну как тут сдержаться? Жена и ляпнула:
- Да мы, наверное, крестить не будем. Обрезание сделаем.
Ничего не ответили бабушка с дедушкой. Только закричали страшно и жалобно. С трудом отогнали мы их от ребеночка, отправили домой. Так и ушли они, с болью в сердце оставив младенца на растерзание иудейским изуверам... Позже выяснилось: они не сидели сложа руки. Всю ночь в поисках ответа листали брошюры про армагеддон, которые продали им какие-то сектанты. И таки нашли теорию о том, что обрезание делать якобы не обязательно! Ура.
...Выходной, 7 утра. Ребеночек только вырубился, гад, веселился всю ночь. Мы тоже пытаемся спать. Естественно, звонит телефон. Жена из последних сил дотягивается до трубки. Долго что-то слушает с закрытыми глазами. Наконец, коротко сообщает: "Поздно, бабушка". Кладет трубку и нагло засыпает.
Бабушка до сих пор нам это вспоминает. Мол, в могилу ее свести хотели, да не вышло.

***

Певица Томка работает в ресторане. Красивая, горластая, сиське буквально повсюду. Само собой, в блёстках вся, им же выдают на работе.
И вот, как все догадались, у нас дома пьянка-гулянка. А Томка-то недавно из Эмиратов – ездила туда на лето в сэксуальное рабство выступать в кабаках. Вернулась довольная, полная впечатлений. И принесла на пьянку диск с минусовкой, под который приобщала к белорусской кабацкой песне несчастных объединенных арабских эмиратцев. Я, говорит, вам спою, так и быть. Мы проигрыватель-то спрятать и не успели.
Поёт Томка громко. Соседский перфоратор у нее сосёт. Птицы зарывают детенышей в асфальт, когда она хуярит «Шызгару». Вопит, трясёт парчовой шалью, идёт в пляс. Со стуком падают нерасторопные дети, робко воют во дворе сигнализации.
В общем, мы жрём, она заливается. Вдруг – шчолк – музыка оборвалась. Томка застывает с разинутой пастью, в нереализованном творческом порыве. Но уже через секунду включается следующий трек. Певица подхватывает, снова входит в раж, красива шывилит туловещем.
На пике экстаза снова происходит «шчолк». И начинается новая песня. Томка – профессионал. Она быстро берет себя в руки, шоу продолжается.
…После четвертого или пятого «шчолка» певица, уставшая от прерванных экстазов, ласково резюмирует по-арабски: «Да ёбаный же ты бабай…» Разворачивается – и успевает заметить рядом с чейнджером своего главного фаната Толика. Тот несколько секунд доверчиво моргает, потом молча бросается наутёк. Певица, утробно рыча, следом…
...Естественно, все это время 2-метровый 120-килограммовый Толик, предусмотрительно нахлебавшись коктейлей, тихонько, как мышка, сидел на полу и нажимал на кнопочьки проигрывателя (причем, делал это дистанционным пультом). Выбирал композицию. Надоест ему Томкин ор, он хоба – следующий зонг. Послушает, потащится – следующий. Так Томку и переключал.
С тех пор она больше нам не поёт чота.
Tags: story
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments