January 19th, 2019

женя

В природе нет нейтральных равновесий,

и предоставленные сами себе, процессы либо затухают, либо идут вразнос.

Человек, доживший в советском Мордоре до 15-17 лет, имел абсолютно манихейскую картину мира. Нет и не может быть никаких правоохранительных органов, кроме ментов и гэбухи. Все начальники - партийные бонзы, все партийные бонзы - сталинистские сволочи. Единственное назначение армии - ломать людей через колено. Америка - страна свободы, грудью стоит на защите Свободного Мира от коммунистической чумы. Газета "Нью-Йорк Таймс" - это Еждневное Откровение, в отличие от "Правды". Всё, написанное в Всеобщей Декларации прав человека ООН, подлежит неуклонному исполнению, как Десять Заповедей. Все (хорошие) люди - братья, возьмёмся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке! (Ну, и в том же духе, думаю, наши сверстники легко продолжат синонимический ряд). Нестяжание, рюкзак, штормовка, лыжи у печки стоят, лучше гор могут быть только горы...

Потом Империя Зла рухнула, идеологии на руинах Мордора совершенно не осталось, хотя большинство остальных изменений оказались лишь косметическими. Зато открылся другой мир, и оказалось, что там красок куда больше, чем одна. Негров в Америке, конечно, уже не линчевали, но расовый характер американской преступности надо было как-то примирить с манихейским видением мира. Хорошие арабские люди почему-то совершенно не хотели держаться за руки с хорошими еврейскими людьми, - значит, кто-то плохо помыл руки. Права человека сесть в самолёт и лететь, куда он хочет, вошли в пространственный конфликт с трёхмерной географией Нью-Йорка. Интеллигентные и уважаемые университетские профессора оказывались неперековавшимися анархистами-экс-террористами, а то, что они несут со своих кафедр, вполне канает на разжигание расистской пропаганды. Правильная рыночная экономика оказывается зарегулированной так, как никакому Госплану не снилось, просто ниточки протянуты не вдоль, а поперёк... Но чтобы увидеть всё это, недостаточно поменять везде знак с плюса на минус, для начала надо понять, сохранились ли значения привычных слов и терминов в новой ситуации. Но это неочевидно, и выводы, к которым можно прийти, могут отличаться от заранее написанных на скрижалях ООН.

И всё-таки различий среди эмигрантов много, и они довольно легко выводятся из движущих мотивов. Если одна группа мотивирована сохранением прав граждан, а другая основывается на своем моральном превосходстве, то нетрудно предсказать, что будет далее.

Скажем, та же самая идея толерантности Collapse )