November 22nd, 2018

женя

На идеологии мы котиков не жалеем

За вычетом песен Queen фильм «Богемская рапсодия» представляет собой кондовый социалистический реализм. По сути, народился новый жанр — гламурный гей-соцреализм. Того и гляди с экрана сойдет Любовь Орлова и зычно запоет «Пламя души своей, знамя страны своей, мы пронесем через миры и века!» или Соломон Михоэлс прямо на арене «Цирка» склонится над юным афробританцем (или парсопакистанцем) и споет ему что-нибудь на идише.

Прекрасная, могучая и счастливая Британия, где каждый мальчишка с рабочей окраины мечтает стать Полом Маккартни. Хорошая семья хороших мигрантов, в которой отец непрерывно повторяет зороастрийское «добрые мысли, добрые слова, добрые дела». Парня из этой семьи все время обзывают «пакистанцем», хотя он перс с Занзибара.

Почему? Да потому, что персов с Занзибаров в Британии почти нет, а вот пакистанцев несколько миллионов, и, если хотите знать чем они занимаются, то погуглите «Ротерхем». То есть, называя Фаруха Булсару «пакистанцем», за счет его имиджа и заслуг отмывается имидж и формируется установка на толерантность к совсем другим людям. Копт Рами Малек, сыгравший Фредди, имеет гораздо более восточную внешность, чем музыкант (а еще страшно похож на Мика Джаггера) — и это, конечно, тоже не случайно.

Collapse )