June 22nd, 2018

женя

Ирония судьбы

Смотрели ли вы "Иронию", как не смотрел её я? Каждый новый год у нас в семье есть традиция: резать оливье под "Иронию судьбы". Тазик большой, фильм длинный, молодой Ширвин(д или т?) покупает Советское шампанское, музыка Таривердиева обещает "вот тут-то всё как раз и начинается", режется докторская колбаса, яйца, огурец, добавляется зелёный горошек...
Тридцать лет Ширвиндт покупал шампанское и шёл в баню, пока однажды великое кино не заменили невнятной хернёй: какой-то сделанный на коленке самопал - ч/б мультик, невыразительные дома куда-то зачем-то шагают... Я даже в программу посмотрел от досады. Потом, как вы понимаете, внезапно начались и Ширвиндт, и Мягков, и Бурков, и Яковлев, и Белявский, и санта Барбара с друзьями. Но удар был силён!

Collapse )
женя

Наум Коржавин 1925 - 2018

Старинная песня. Ей тысяча лет: Он ее любит, Она его нет Столетья сменяются, Вьюги метут, Различными думами Люди живут. Но так же упрямо Во все времена Его почему-то Не любит она. А он - и страдает, И очень влюблен... Но только, позвольте, Да кто ж это - он? Кто? - Может быть, рыцарь, А может, поэт, Но факт, что она - Его счастье и свет. Что в ней он нашел Озаренье свое, Что страшно остаться Ему без нее. Но сделать не может Он здесь ничего... Кто ж эта она, Что не любит его? Она? - Совершенство. К тому же она Его на земле Понимает одна. Она всех других И нежней и умней. А он лучше всех Это чувствует в ней... Но все-таки, все-таки Тысячу лет Он любит ее, А она его - нет. И все же ей по сердцу Больше другой - Не столь одержимый, Но все ж неплохой. Хоть этот намного Скучнее того (Коль древняя песня Не лжет про него). Но песня все так же Звучит и сейчас. А я ведь о песне Веду свой рассказ. Признаться, я толком И сам не пойму: Ей по сердцу больше другой... Почему? Так глупо Зачем выбирает она? А может, не скука Ей вовсе страшна? А просто как люди Ей хочется жить... И холодно ей Озареньем служить. Быть может... не знаю. Ведь я же не Бог. Но в песне об этом Ни слова. Молчок. А может, и рыцарь Вздыхать устает. И сам наконец От нее устает. И тоже становится Этим другим - Не столь одержимым, Но все ж неплохим. И слышит в награду Покорное: "да"... Не знаю. Про то Не поют никогда. Не знаю, как в песне, А в жизни земной И то и другое Случалось со мной. Так что ж мне обидно, Что тысячу лет Он любит ее, А она его - нет?

Освободите женщину от мук.
И от забот, что сушат,- их немало.
И от страстей, что превращают вдруг
В рабыню ту, что всех сама пленяла.

А потому - от выбора судьбы:
Не вышло так - что ж!.. Можно жить иначе.
От тяжести бессмысленной борьбы
И щедрости хмельной самоотдачи.

От обаянья смелости - с какой
Она себя, рискуя счастьем, тратит.
Какая смелость может быть у той,
Что всё равно за смелость не заплатит?

Откуда трепет в ней возьмётся вдруг?
Какою силой в бездну нас потянет?
Освободите женщину от мук.
И от судьбы. И женщины - не станет.
1964

Столетье промчалось и снова,
Как в тот незапамятный год,
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет.
Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд.
Но кони все скачут и скачут,
А избы горят и горят...

***
Collapse )