October 14th, 2013

женя

Несколько отрывков в надежде заглушить.

Аметистов. Она тебе сколько задолжала?
Зоя. Около пятисот рублей.
Аметистов. Ну вот и козырёк следствие вели
Зоя. Заплатит.
Аметистов. Не заплатит, я тебе говорю. Ты меня слушай. У неё глаза некредитоспособные. По глазам всегда видно, есть у человека деньги или нет. Я по себе сужу: когда я пустой, я задумчивый, философия нападает, на социализм тянет. Говорю тебе, баба задумывается, на отлете она. Ежели женщина задумывается, это означает только одно из двух, — или она с мужем разводится, или из СЕСЕРЕ лататы хочет дать. Деньги ей нужны до зарезу, а денег нет.


Это очень тяжело — жить в чужой стране. Здесь всё это... ну как его... мили... милитаризовано... Всё под барабан. Деревья в саду выстроены взводными колоннами. Птицы летают побатальонно. И кроме того, эти ужасные освященные веками традиции, от которых уже совершенно нельзя жить. За обедом подают котлеты, потом желе из апельсинов, потом суп. Так установлено с девятого века. Цветы в саду пудрят. Кошек бреют, оставляя только бакенбарды и кисточку на хвосте. И всё это нельзя нарушить — иначе погибнет государство.


Стюардессам легко - все мужчины уже отсортированы по классам.
Дорогие мои, если вас во мне что-то смущает, не надо сообщать мне об этом, попробуйте пережить это самостоятельно!
У нас, гуманитариев, две проблемы: мы не умеем считать.
Жизнь - как анекдот: не важно о чем рассказано, важно как рассказано.

Collapse )