May 9th, 2012

женя

О чём еще говорят мужчины.

Она тут мне говорит: «Все нормально. Только ты живешь своей жизнью, а я твоей. И когда ты уходишь, у тебя жизнь продолжается, а у меня заканчивается».
То есть как-то не получилось вот так вот «раз!» — и на другую ступеньку вскочить. И это за 20 то лет. Ведь у меня не то что бы не получилось… Получилось! Но как-то средненько. То есть я такой средненький. Ведь мне никто не мешал, не запрещал, то есть я не могу никому сказать: «Вон у меня из-за кого все не так!». И, знаете, какая главная проблема? Мне хватает мозгов все это понять, но не хватает, чтобы изменить.
В общем, я, конечно, хочу какого-то сильного, настоящего чувства… Но как посмотрю на вас, думаю — ну его нафиг! — Слава, холостяк
Я заметил, что стал отключать звук и класть телефон дисплеем вниз. Не логично вроде, да? А потом я понял — пока он так лежит, есть шанс, что от нее уже пришло, а я еще просто не увидел. Поднимаешь, а там: «Принято 1 сообщение». И ты его открываешь так, не сразу, ну как буд-то она на тебя смотрит и нельзя показать, что ты волнуешься. Открыл, а там: «Покупайте подарки в интрнет-магазине Nokia.»
И да не пресечется в доме сем мздоимство и стяжательство. Да не уменьшится число крышуемых вами торговых точек, притонов и борделей. Да будет построено на вашей территории еще и вьетнамское общежитие, и чтобы никто из живущих в нем не имел бы регистрации! — Отец Иннокентий
— Нужен нравственный ориентир.
- Лев Николаевич Толстой например…
— Не, тут нужен безнравственный ориентир.
- Так Толстой тоже подходит!
Лёша: Лев Николаевич, посоветуйте. У меня жена, я её люблю. И любовница, я её тоже люблю.
Лев Николаевич: Любовница — это нехорошо. Любовница — это безнравственно.
Лёша: Послушайте, Вы вон у себя в деревне всех баб перепортили.
Лев Николаевич: Мне можно! Я, понимаешь ли, нравственный ориентир!