December 16th, 2009

женя

Тем, кто счастлив, некогда писать дневники, они слишком заняты жизнью. Хайнлайн

Бороться за мир - это то же самое, что заниматься сексом во имя девственности. Сесилия Ахерн
Счастье как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Булгаков
Люди чаще всего употребляют слово «ничего» для того, чтобы скрыть за ним очень важное «нечто». Грэм Джойс.
Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм. А люди неэгоистичные бесцветны, они утрачивают свою индивидуальность. Уайльд
Вот в чем прелесть мобильного телефона: ты еще и до работы не добрался, а утро уже изгажено. Кристофер Бакли
До чего же теперешние молодые люди все странные. Прошлое вы ненавидите, настоящие презираете, а будущее вам безразлично. Вряд ли это приведет к хорошему концу. Ремарк. «Три товарища»
Запомни одну вещь, мальчик: никогда, никогда и еще раз никогда ты не окажешься смешным в глазах женщины, если сделаешь что-то ради нее. Ремарк. «Три товарища»
Кто хочет удержать – тот теряет. Кто готов с улыбкой отпустить – того стараются удержать. Ремарк. «Жизнь взаймы»
Если в мире все бессмысленно, - сказала Алиса, - что мешает выдумать какой-нибудь смысл? Льюис Кэрролл
На самом деле каждый из нас - театральная пьеса, которую смотрят со второго акта. Все очень мило, но ничего не понять. Хулио Кортасар. «Игра в классики»
Помилуйте… разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт! Булгаков "M&M"
От того, что ты засунул в жопу перо, ты еще не стал павлином. Паланик
Раздвигать силой мысли волны - это не чудо, это фокус, а вот мать-одиночка работающая на трех работах, чтобы прокормить четверых детей - вот это чудо. Вы люди часто забываете, что сила скрыта в вас самих. Марио Пьюзо. «Крестный отец»
- Слушай, - сказал он, - может, нам с тобой объединиться в команду? Мы, за что ни возьмемся, все так славно получается! - А с чего начнем? - Давай пиво пить. Харуки Мураками.

Такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Михаил Лермонтов. «Герой нашего времени»

PR: АРТEФАКТ