December 1st, 2009

женя

Абсурд правосудия. M. Veller

Убил одного - получи пятнадцать лет тюрьмы, которая иному бедолаге из третьего мира кажется санаторием. Убил двоих - двадцать пять. Троих? - пожизненное. Двадцатерых? - о негодяй, вот тебе три пожизненных. И это всерьез! - судьи в мантиях и приговор с печатью.
То есть законодатели понимают, что чегой-то с Законом не то происходит, и надо бы наказания дифференцировать. Ну, вот и дифференцируют. Подобного идиотизма не знала еще мировая история: жизнь одна, а пожизненных заключений несколько, и никто не смеется, и все это всерьез.
Дегенерация Закона. Виртуальность Закона. Разница условных формулировок для одного и того же наказания. Словно серийные убийцы лоббировали эти законы.
А дегенерация Закона - это дегенерация системы, распад ее здравого смысла и ослабление самосохранения. Государство, где бандиты открыто глумятся над законом - обречено. Наши предки вздергивали бандитов там, где их находили. О темные негодяи, кровожадные беззаконники! Вы исправились, вы стали гуманнее? Вот и молодцы, скоро свои и приезжие со всего мира бандиты будут резать вас на улицах перочинными ножиками.
В гуманнейшей Голландии ты не имеешь права пальцем тронуть вора, если он не трогает тебя. Вызови полицию, она его гуманно арестует - если успеет и сумеет. А пока - пусть ворует, бедный. Ударишь?! - ответишь перед судом. Аплодисменты Голландии, пока она еще жива!

Организованная преступность сегодня - это класс. Средства производства - оружие. Способ производства - насилие. Производимый общественно полезный продукт - ноль: паразитический класс. Место в государственной структуре - реальная оппозиция и замещение функций насилия и перераспределения благ.
Чем сильнее и влиятельнее преступник -- тем, соответственно, слабее и менее влиятельно государство: пространство у них на двоих одно.
Вот и растет коррупция на всех уровнях. За некоей гранью "гуманизьм" перерастает в свою противоположность: преступник получает преимущества перед честным. За этой гранью и начинается гибель государства, основы которого постепенно теряют свою жизнеспособность.