Женя (civil_engineer) wrote,
Женя
civil_engineer

Об отдельных недостатках СССР

"Большой, но в сущности безвредный штамп о браке был смачно влеплен на одну страницу серпастого и молоткастого, а на другую поместился маленький и главный, как пуля в глаз, штампик о постоянной прописке в Ленинграде. Ага!!!
И тут же я отправился в первое прослышанное место: ПТУ с вакансией учителя языка-литературы.
Директор оказался стерт, худ, среден возрастом, размером и цветом. Старший бухгалтер скобяной артели или низовой уполномоченный НКВД.
— Зарплата у нас маленькая, для мужчины-то, молодого тем более, если вы после университета, вас что привлекло? — без радушия допросил он. Никакой ожидаемой мной радости он близко не проявил.
Я авторитетно разъяснил, что за большой зарплатой не гонюсь, в летний двухмесячный отпуск могу на шабашке заработать, если надо, а вот именно большой отпуск и малая загрузка — шестнадцать часов преподавательских в неделю у них было — мне ценны. Потому что вообще я пишу, и свободное время мне для этого необходимо и дорого.
Всё у него в кабинетике было канцелярское, стандартное, типовое, и лицо его канцелярское начало вдруг щериться.
— А что вы — пишете? — спросил он как человек, имеющий право официально одобрять либо же обвинять меня в писаниях, о сути которых он обязан сейчас узнать.
(Ох сколько раз потом слышал я этот вопрос от самых разных лиц, не имевших ни малейшего отношения к издательству, редактуре, цензуре, литературе, комплекс бдительной соседки по коммунальной кухне вздёргивал даже учёных секретарей музеев! Надзирать за мнением и ограничивать неверное!)
Рассказы пишу, отвечал я веско и скромно.
Пауза.
— А вы член Союза писателей? — с недоверием, уважением и требовательно клюнул вперёд директор.
С мягким превосходством я объяснил, что пока ещё нет, потому что для приёма в Союз необходима книга, и вот я сейчас работаю над книгой. И внутренне покраснел от своего газетно-официального оборота в собственный адрес.
Последние черты бухгалтера исчезли, как надоевшая маскировка, уступив место раскованному энкаведешнику. Секунду он осознавал мою преступную наглость.
— Как это? Так кто же вам разрешил писать? Вы о чём пишете?!..
Мое мямленье о жизни и человеке было лишним. Растерянный враг.
— Или вы как этот, понимаете? Солженицын?
Уже было ясно, что гостеприимный приют ждёт меня в другом месте. В руках у меня не было ничего, кроме шапки, но возникло ощущение собираемых вещей. Не в силах усугубить кару высланному Солженицыну, директор погнал вон хотя бы меня.
Стоял март семьдесят четвёртого года. Ещё никто не спрашивал меня, кто разрешил мне писать. Что называется, предвестие истины коснулось меня. Я ступил на дорогу, где встречали не цветами, и не хлебом-солью, и оркестр норовил сбиться с любой мелодии на похоронный марш.
— Вот скотина, — с неуютом и изумлением сказал я, отойдя на безопасное расстояние."
Михаил Веллер. Роман "Моё дело" (2006).
Tags: lit, ussr
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments