Женя (civil_engineer) wrote,
Женя
civil_engineer

Categories:

Вечер воспоминаний старых добрых постов

Встретили тут давеча бабушку, которая толкала в горку тачку с двумя небольшими брёвнами для фундамента теплицы.
Ну, помогли, конечно, докатить тачку до дома. Бабушка по дороге рассуждала: "Ох, плохо, мальцы, дай вам Бог здоровья, без мужика в деревне. Я-то своего сама в гроб загнала. Пяздела всё, пяздела. Знала б, как всё будет, так слова бы не сказала. Гулял бы, бил бы - молчала бы. Только бы живой был. А вот двадцать лет уже мучаюсь".
Заплакала. Мы скинули брёвна у неё во дворе и пошли дальше. Чего тут возразишь.
Дремучий менталитет, хуле там.

***

Где-то прочитал историю, как чувак в навороченный туалет во Франции ходил. Заплатив положенные сантимы, наш соотечественник не мог и предположить, что всё внутри кабинки является стерильно чистым, а посему, как и положено чистоплотному гомосапиенсу, залез ногами на унитаз…
В компьютерных мозгах туалета нестыковка: датчик пола отключен, значит, человек вышел, вода не слита, что-то не так, включил дезинфекцию. Чувак на горшке сидит, свои дела делает, а тут свет выключился, и на него душ из дезраствора как ливанёт! Он с унитаза спрыгнул, компьютер вообще заклинило: дверь закрыта, а человек появился?! И завис, предварительно включив сушку струями горячего воздуха…
Несколько часов спасатели резали вандалоустойчивые двери автогеном, вытаскивая обезумевшего бедолагу из цепких лап парижского туалета.

ПОРТРЕТ ЛИБЕРАЛА
1. СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС И ПСИХОТИП

Первое и главное: либерал старого разлива ужасающе неадаптирован социально по причине полнейшего неумения и нежелания зарабатывать деньги. При СССР он был младшим научным сотрудником в совершенно бесполезном институте вроде «НИИ по изучению апартеида» и хотя ворчал на свои жалкие 130 брежневских рублей жалования, жил вполне сносно и мог каждый год ездить в Феодосию или Палангу. Когда халява кончилась – остался не при делах. Заниматься бизнесом страшно (там сплошные бандиты), ручной труд презираем, а с творчеством ничего не получается (за пятисотстраничный плохой роман о ГУЛАГе пишущийся в стол теперь деньги никто не заплатит). В постперестроечные годы бедствовал, в конце 90-х осел в каком-нибудь фонде «по изучению проблем демократии» или при «музее Сахаровского института». Ужасно боится, что кэгэбэшники их скоро закроют и опять придется искать способ, как заработать, не делая ничего полезного и ничего не производя.

По психотипу – существо «женское», «страдательное», ему всю жизнь что-нибудь причиняли: в школе, в институте, на работе. Обвиняет в этом не собственную пассивность, а «совок», «кровавое гэбье», «систему», «наследие тоталитаризма» и так далее – всех, кроме самого себя. Враг всегда неперсонифицирован и абстрактен, поскольку «совком» может казаться как пьяный гопник, так и толстая бюрократическая тетка из ЖЭКа. Боязнь вызывают и гопник, и ЖЭК..


Мировоззрение вытекает из психологической пассивности - «Ах, причините мне истину». Истина бывает только отрицательная (причинительная): репрессии, психушки, лагеря, голод, расстрелы и т.д. и т.п. Любые положительные факты не воспринимаются органически: если было (есть) что-то хорошее, то почему Я (!) так плохо живу? Вместе с тем идеализируется все «европейское» - комплекс несбыточной мечты при полнейшем непонимании того, что в Европе такой бездельник тоже не владел бы виллами и яхтами. Любые действия (от создания собачьей площадки во дворе до строительства Газпром-сити) любой отечественной власти автоматически воспринимаются как враждебные – подсознательное ожидание «причинения» новых неприятностей.

Одевается плохо, денег всегда не хватает, питается дешевыми продуктами, пьет дешевую водку. Живет в хрущевке, иногда в коммуналке. Соседей (совков и быдло) боится и ненавидит. Любит кошек, как животное доминирующее. Друзей давно растерял, наиболее успешным люто завидует. Семья чаще всего отсутствует (кто ж такое выдержит?). Круг общения – такие же бездеятельные неудачники, соратники по бесчисленным «демократическим объединениям», «советам по правам человека» и проч. Излюбленный вид отдыха – бдения у «Соловецкого камня», малочисленные митинги в защиту чего-нибудь, или конференции в «Сахаровском центре» где можно вволю потрепать языком и поделиться с единомышленниками своими горестями.

2. КУЛЬТУРНЫЕ И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВИДА
Любимая отрасль - дегенеративное искусство в любых формах. Старолиберал очень любит слова "перформанс" и "инсталляция": если какой-либо особенно больной на голову "творец" наложит кучу на Дворцовой площади и воткнет в нее перо павлина - это будет не хулиганством, а перформансом. Объект исследования восхищается любой ненормальностью, от выставки "Осторожно, религия" до выставки писсуаров, проведенной под знаменем "современного европейского искусства". "Черный квадрат" считает мировым шедевром.

Старолибералы восхищаются «лагерной эстетикой», хотя самое большее - попадали часа на два в отделение милиции за студенческую пьянку в 70-80-х. До сих пор воспринимают это приключение как подвиг в борьбе с режимом. В названии или оформлении ЖЖ обязательно фигурирует что-нибудь ГУЛАГовско-казенное вроде «заведомо ложные измышления» или «десять лет без права переписки». Банальный понос именуют «пеллагрой», любимый диван «нарами», а в магазин ходят за «пайкой».

Немало пьют, но пьянство только бытовое и неизобретательное. Алкоголиками себя не считают – алкоголики, это сантехник Петя, слесарь Вася или сосед, армейский майор – сиречь, совки и быдло. Представитель интеллигенции вульгарным алкашом быть не может по определению. Те, кто частично осознают собственный тихий алкоголизм, главным виновником полагают «режим», любой - от брежневского до путинского. По пьяни часто поют под гитару Галича, Визбора или «лагерные» частушки вкупе с «Ванинским портом», полагая жанры равноценными.

Образование чаще всего гуманитарное, советское. Имеют привычку ругать его на чем свет стоит не взирая на абсолютную бесплатность такового образования и колоссальный объем знаний, которые при СССР вбивали в студентов старательно и с любовью.

Полностью отсутствует позитивное историческое мышление по отношению к своей стране. Вся история – это череда ужасов. Сначала самодержавие и крепостничество, потом «кровавая революция», «сталинский тоталитаризм», «застой» и так далее. Убежден, что в СССР все было плохо, даже ракеты взрывались. Относительно позитивно воспринимается разве что Петр I, и только потому, что «заставил брить бороды» и любил «европейское». Глубже бритья бород взгляд не распространяется.

Религиозное утешение в большинстве случаев находят в «прогрессивных» американских сектах неопротестантского образца (от мормонов до пятидесятников) или махровой эзотерике – ищут тайненькое знаньице, а от слов об эзотерике «бесовские бирюльки для умствующих» с раздражением отмахиваются. Многие чтут Блавацкую и Рериха как пророков.

Традиционные религии их не устраивают – за своей «тоталитарностью». Особенно ненавистны православие и католицизм, поскольку их доктрина категорически противоречит «общечеловеческим ценностям» и эти конфессии насаждают «мракобесие» и «возвращают средневековье». Все потому, что устоявшееся религиозное (рано и атеистическое) мировоззрение отсутствует – атеизм это признак коммунистического тоталитаризма, а религии при СССР не учили. Эти люди в конце 80-х первыми пошли в Свидетели Иеговы и Муниты – во-первых это западные (следовательно «продвинутые») религии, во-вторых там обещают открыть ТАЙНУ. Дисциплина обычных религий вызывает возмущение – это нарушение «свободы индивидуума». Какой нафиг, пост? Хочу – читаю мантры, не хочу – не читаю мантры...

Идеалом общественного устройства является абстрактная «Европа», в которой описываемый субъект никогда не был по уже упоминавшейся причине социальной неадаптированности – денег у него нет, поэтому все сведения о «Европе» черпаются из глянцевых брошюрок всяко-разных «гуманитарных» организаций и фонда Сороса

99% в армии не служили, а само слово «армия» ассоциируется исключительно с «неуставными отношениями», «комитетом солдатских матерей» и нелюбимой НВП в советской школе, где заставляли ходить строем.

Особую нелюбовь питают к военным (тупые), сотрудникам МВД (мало того, что цепные псы режима, так еще и взяточники), систему правосудия именуют исключительно «Басманной». Обожают писать письма в различные еврострукттуры, откуда чаще всего ответа не получают. Убеждены, что подобного рода кляузы – это борьба за права человека. Евросутяжничество – один их главных признаков либерала.

***

Избегайте во всех кинотеатрах страны

Сценарная заявка

«Уныние беспросветной грусти»

Альманах из пяти новелл для пяти режиссеров интеллектуального кино. Пять историй, в которых показан весь неимоверный экзистенциальный ужас прозябания человека в нашем неуютном мире, где каждого ждет неминуемая смерть. Теперь в формате 3D!

Слоган фильма: Когда жизнь дает тебе лимон, горько заплачь и повесься.

Центральная идея: Все очень плохо.

Целевая аудитория: Друзья и родственники снявшихся в фильме актеров, ну и Александр Гордон.

Ближайшие отечественные аналоги: «Реквием по трауру», «Горбатая мать туберкулезника», «Скорбная агония котика».

Краткое содержание

Первая новелла. "Митрич"
Действие происходит в вымирающей деревне Нижние Вырожденцы. Из всех жителей там остались только дед Митрич, бабка Акулина и их мертвая корова Зорька. Все двадцать минут, пока идет новелла, дед молча глядит в камеру, а бабка горестно плачет за кадром. Иногда ее всхлипывания прерываются характерными звуками, которые издает при доении мертвая корова.

Вторая новелла. "Соседка"
В обшарпанную коммунальную квартиру въезжает новый жилец. У него нет одной руки. Расстелив на столе газету, он достает из своего чемодана вареное яйцо. «Сейчас я попирую на славу!» – как бы говорит нам его понурое дегенеративное лицо. Внезапно однорукий грустнеет. У него нет соли! Он стучится к соседям. Дверь ему открывает изможденная женщина. У нее нет одного носа. Они смотрят друг на друга, не говоря ни слова. Далее следует безрадостная сцена секса. И вот мы снова в комнате однорукого. В его руках – спичечный коробок с солью. Но что это? Яйца на столе нет! По ногам жильца пробегает крыса. Заключительные кадры: однорукий, все еще сжимая в руке спичечный коробок, лежит на голой панцирной сетке кровати и смотрит на засиженную мухами лампочку. За стеной сосед бьет соседку табуретом. Новый жилец понимает, что он чужой на этом празднике жизни…

Третья новелла. "Фея"
Главная героиня новеллы – обычная десятилетняя беременная девочка Зоя. Она живет со своим трехлетним братом Витей. Их мать повесилась, когда ее мужа посадили в тюрьму за то, что он зарезал свою спившуюся тещу. Зоя пытается продать своего братика на органы. Зоя любит своего умственно отсталого брата, но ей очень нужны деньги. Ведь теперь, когда она беременна, ей приходится принимать наркотики за двоих. По настроению это самая оптимистичная новелла альманаха!

Четвертая новелла. "57-й километр"
Дембель Георгий возвращается домой из Чечни. Он чудом уцелел на войне. Дома его ждет больная мать, больная жена и больная помидорная рассада. Мать (у нее холера) очень надеется дожить до встречи с сыном, жена (слегшая с оспой) мечтает перед смертью обнять мужа, и лишь помидорная рассада (диагноз: фитофтороз и серая гниль) впала в кому и стала полным овощем. Георгий едет на попутках. На глухой проселочной дороге перед ним останавливается машина ГАИ. Гаишники убивают Георгия и съедают его. Насытившись, они находят в вещах Георгия письма из дома. Узнав адрес его матери, жены и помидорной рассады, людоеды-гаишники, плотоядно облизываясь и потирая в предвкушении свои потные руки, садятся в машину... На этом мы прощаемся с полюбившимися героями. Финал остается открытым: мы так и не узнаем, поиздеваются ли гаишники над семьей Георгия, прежде чем ее съесть, или съедят без церемоний.

Пятая новелла. "Рутина"
Безысходная жизнь слепоглухонемого парализованного бомжа-инвалида неожиданно меняется в худшую сторону.
Tags: lj, movie, ru
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments